Сергей Михеев: От этой болезни Россия потихоньку излечится

Экономика

Сергей Михеев: По поводу Восточного экономического форума и разворота на Восток. Дело в том, что разворот на Восток – это то, чем Россия занимается несколько веков подряд. Движение, когда-то начатое в сторону Уральских гор, а потом — за Урал, в Сибирь, на Дальний Восток — несколько столетий определяет развитие России. Это во-первых.

Во-вторых, именно оно дало России огромное количество ресурсов, которые позволили ей надежно закрепиться в статусе мировой державы. И оно же дало стратегическую глубину, позволявшую выигрывать, пусть даже и в тяжелых условиях, войны, отражать внешние интервенции, справляться с большим количеством проблем. Понятно, что сейчас обсуждается конкретное событие, но разворот на Восток — это придумано не сегодня и не вчера. Это тенденция нескольких столетий, которая требует большого количества усилий, политической воли, поиска принятия стратегических решений. В свое время Столыпинская реформа была на это направлена, но это движение началось задолго до Столыпина. Постсоветские годы(скажем, первые лет 15-25) характеризовались тотальным разворотом на Запад. Я бы сказал, что Россия не разворачивается на Восток, а в новейшей истории Россия, ее жизнь характеризуется тем, что после 1991 года произошел радикальный разворот на Запад с полным игнорированием внутренних проблем и восточного направления – вот что было.

А сейчас мы возвращаемся к здравому смыслу и той тенденции, которая характерна для развития России, которая поддерживала развитие России в течение нескольких столетий. Тотальная ориентация на Запад в течение 1990-х и 2000-х годов была аномалией и болезнью. Сейчас от этой болезни мы потихоньку излечимся. Поэтому я бы поменял риторику: не Россия разворачивается на Восток, а Россия возвращается сама к себе. Потому что тотальная ориентация на Запад, попытка экспериментировать в этом направлении в очередной раз привела к неудаче, и из этой неудачи надо делать исторические выводы. А на Востоке ресурсы, транспортные возможности, новые партнеры. Новый исторический этап характеризуется тем, что, если в прошлые столетия разворот на Восток в первую очередь был связан с поиском полезных ископаемых для самой России, то сейчас появились новые мощные торговые партнеры. Они и раньше были, но сейчас это торговые партнеры первого уровня: в первую очередь Китай, государства Тихоокеанского региона, государства Юго-Восточной Азии. Если в прошлые века торговля с ними шла тоже достаточно активно, но это были неразвитые экономические державы, то сейчас это державы первого порядка в экономике. И это еще более стимулирует движение на Восток.

Я думаю, что Западу очень трудно что-то этому противопоставить. Даже G20 и прием на ней Африканского союза в качестве коллективного участника о многом говорит. Многие иностранные обозреватели говорят, что происходит разворот G20 лицом к мировому югу. И такие вещи неизбежны. В этой ситуации бессмысленно плакать, что у нас проблемы с Европой. Надо развивать своё движение в восточном направлении, не забывая и не игнорируя западное, но учитывая, что Запад от нас отгораживается. Думаю, плакать будет в конечном итоге Запад. Вместо того, чтобы мудро и технологично управлять миром, они выбрали политику конфронтации и сейчас потихоньку сами себя будут отрезать от этого мира. Но гордыня, внутреннее самомнение и невероятное тщеславие не позволяют им самим себе в этом признаться. Они делают какие-то попытки, извиняются за колониальный период, но всё это выглядит блёкло. Это немножко тупиковый путь: хорошо, вы извиняетесь – тогда платите деньги. Известно, что многие государства, даже целая группа государств глобального юга, говорят: «Хорошо, что вы извиняетесь за колониальный период, но этого мало. Давайте деньги на стол». А это огромные деньги: если всерьез начать считать, сколько коллективный Запад вывез оттуда денег за несколько столетий, это будут безумные суммы, которые для Европы и для Штатов неподъемные.



Последние статьи